Ульяновский литературно-краеведческий журнал «Мономах» Ульяновский литературно-краеведческий журнал «Мономах»

RSS-лента Главная страница | Архив номеров | Подписка | Обратная связь | Карта сайта

Поиск по сайту
Найти:
Описание языка запросов »

Журнал
Архив номеров, Подписка и распространение, Авторам, Свежий номер, ...

Публикации
Персоналии, Алфавитный указатель статей, Алфавитный каталог по авторам, ...

Коллектив
Контакты, Учредители, Редакционный совет, Сотрудники, ...




Ссылки
  • Детский познавательный журнал «Симбик»
  • Государственный историко-мемориальный заповедник «Родина В.И. Ленина»
  • «Народная газета»
  • Ульяновский государственный технический университет
  • Группа свободных системных администраторов


  • Rambler's Top100 Rambler's Top100
         
       
    Заметили ошибку?
    Жмите на кнопку »
      
    Версия для печати

    Рекомендовать другу »
    №3(62)-2010 « Электронная версия «

    Симбирские Бонч-Осмоловские

    Замечательная штука Интернет. Он расширяет аудиторию нашего журнала до размеров земного шара. Вот и материал «Прогулки по Московской», публиковавшийся в «Мономахе» в прошлом году, получил неожиданный отклик. Живущая в Австралии русская писательница Марина Андреевна Бонч-Осмоловская давно занимается историей своего рода. Её в вышеупомянутой статье Ивана Сивопляса привлекло упоминание о доме Бонч-Осмоловских на Московской улице. Из взаимного интереса австралийской писательницы и ульяновского краеведа-исследователя, недавно награждённого премией журнала «Мономах», получился представляемый вниманию читателей материал.


     

    Штрихи к истории рода

    Дворянский род Бонч-Осмоловских обитал на территории Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, многонациональных и многоконфессиональных государств, граничивших пятьсот лет назад с Московским княжеством.

    Несмотря на внешне польский характер фамилии, Бонч-Осмоловские не были поляками. Они исповедовали православие и лишь служили польским государям – так, как полагалось служить своему сюзерену в пору позднего средневековья.

    Об этом гласил герб дворян Бонч-Осмоловских, красивый и выразительный: белый единорог на голубом фоне – символ телесной и душевной чистоты. Мифический зверь, сильный и неукротимый, но преклонявший голову и колени перед чистыми девами, по мнению древних, олицетворял собой Иисуса Христа.

    В 1512 году король Речи Посполитой Сигизмунд I Старый жаловал бежавшего из московского плена боярина Павла Овсеевича имением Осмоловичи «в повету Мстиславском, в державе замку нашего Кричевского». И было за что: вырвавшись на свободу после нескольких лет неволи, боярин «освободил из-под стражи находившегося там же в плену Королевского племянника».

    Минули века, переменились исторические судьбы, и теперь потомки храброго боярина верою и правдою служат новому Отечеству, России.

    Отец Фёдор

    21 сентября 1873 года в родословные книги дворян Симбирской губернии был внесён 37-летний штабс-капитан лейб-гвардии Семёновского полка Фёдор Александрович Бонч-Осмоловский с женою Верой Николаевной, с детьми Борисом и Михаилом. Собственно благодаря второму браку с симбирянкой В.Н. Абутковой, Ф.А. Бонч-Осмоловский и породнился с нашим краем.

    Замечательно и занимательно, что гвардейский офицер водил кумовство с императором Александром II. Царь-Освободитель был крёстным отцом, восприемником от купели всех детей Фёдора Александровича и Веры Николаевны, кроме самого младшего, Александра, названного в честь государя, но увидевшего свет после безвременной гибели Александра II в феврале 1883 года.

    Окончив курс наук в Могилёвской гимназии в неполных 18 лет, Фёдор Бонч-Осмоловский вступил в военную службу в Полоцкий пехотный полк 1 марта 1854 года. Шла Крымская война, и уже через десять дней образованный унтер-офицер дворянского звания форсировал реку Дунай, чтобы занять мост через одну из проток в устье этой великой реки. Фёдор служил в гарнизоне осаждённого Севастополя.

    4 августа 1855 года он принял участие «в движении против Французов, Англичан и Сардинцев на Чёрной речке», в неудачном и кровопролитном сражении, воспетом ещё одним его участником, великим писателем Львом Толстым: «Гладко вписано в бумаге,/ Да забыли про овраги,/ А по ним ходить…/ На Федюхины высоты/ Нас пришло всего три роты,/ А пошли полки!..».

    За отличие в сражении на Чёрной речке молодой человек был удостоен первого офицерского чина прапорщика.

    Сражение это так и осталось единственным за всю 45-летнюю военную карьеру Фёдора Александровича, карьеру, которую он окончил в высоком звании генерал-лейтенанта.

    Свой счастливый билет подпоручик Ф.А. Бонч-Осмоловский вытянул 31 июня 1859 года. В окрестностях Санкт-Петербурга, в Ораниенбауме, где проходил годичный курс в Офицерской стрелковой школе, молодой офицер отличился на соревнованиях по стрельбе, проходивших в присутствии императора Александра II. Фёдор получил второе место и ценный приз, охотничье ружьё, из рук российского самодержца. Он был оставлен при школе, а вскоре получил назначение в Учебный пехотный батальон, элитное подразделение русской армии, в рядах которого проходили службу лица царской фамилии.

    Фёдор Александрович не раз отличался в соревнованиях по стрельбе и фехтованию, проходивших в Высочайшем присутствии. «Именем Его Императорского Величества» воспринимались от купели его сыновья, а Ф.А. Бонч-Осмоловскому жаловались подарки, призы, ордена и звания.

    В 1875 году подполковник Бонч-Осмоловский был назначен в Симбирскую губернию Буинским уездным воинским начальником. За успешное проведение мобилизации в условиях русско-турецкой войны 1877–1878 годов Ф.А. Бонч-Осмоловский был удостоен монаршьего благоволения.

    С 1881 по 1888 год Фёдор Александрович командовал расквартированным в Симбирске 94 резервным батальоном. Потом были десять с лишним лет службы, командования крупными воинскими частями и гарнизонами в Белоруссии и Центральной Азии.

    После выхода в отставку в октябре 1899 года генерал-лейтенант Ф.А. Бонч-Осмоловский вернулся в ставшую для него родной Симбирскую губернию.

    В конце 1899 года дворянство Буинского уезда избрало его почётным мировым судьёй по Буинскому уезду.

    28 февраля 1900 года это избрание было утверждено Правительствующим сенатом, а уже 19 сентября 1900 года судья предстал перед Судом Божиим. Останки генерал-лейтенанта Ф.А. Бонч-Осмоловского упокоились в склепе при Казанской церкви села Чеботаевка. В первые безбожные годы Советской власти нехорошие люди разорили место его последнего покоя.

    Императорский крестник

    20 декабря 1871 года в семье Фёдора Александровича и Веры Николаевны Бонч-Осмоловских родился второй сын, Михаил. 25 января 1872 года младенец был крещён «именем Его Императорского Величества» (это означало, что Государь лично не присутствовал у купели), а его матушка получила ценный подарок.

    Именно «видному земскому деятелю» М.Ф. Бонч-Осмоловскому посвящена довольно развёрнутая характеристика, отдельное приложение в «Кратком словаре Симбирских деятелей и уроженцев, чем-либо выделившихся из общего уровня повседневной жизни», составленном выдающимся нашим краеведом Павлом Любимовичем Мартыновым: «Образование получил в Симбирском кадетском корпусе и Константиновском военном училище, но недолго оставался на военной службе. В 1901 году был избран председателем Буинской уездной земской управы, в каковой должности оставался до конца 1906 года, состоя одновременно (с 1903 по 1906 год) Буинским уездным предводителем дворянства. Благодаря проискам реакционеров он был отстранён от земской деятельности, но вернулся к ней с началом великой войны, когда был избран членом Симбирской губернской земской управы».

    Действительно, редкий, уникальный случай в симбирской истории, чтобы уездный предводитель дворянства уходил в отставку, «согласно прошению», до истечения срока официальных полномочий, как это случилось с Михаилом Фёдоровичем 11 февраля 1906 года.

    В январе 1911 года М.Ф. Бонч-Осмоловский был избран заместителем председателя Симбирской губернской земской управы и, также случай на грани уникального, не был утверждён в должности симбирским губернатором! Только в январе 1916 года Михаила Фёдоровича наконец избрали и утвердили членом губернской управы.

    Время после падения царизма и до утверждения в Симбирске власти большевиков в 1917 году стало одновременно высшей точкой и лебединой песней карьеры Михаила Фёдоровича. Именно им, за председателя земской управы, 2 марта 1917 года было подписано воззвание о революционных событиях в Петрограде с призывом к жителям Симбирской губернии соблюдать спокойствие. Михаил Фёдорович стал живым олицетворением благородных и бесплодных потуг эмиссаров Временного правительства наладить систему власти в Симбирской губернии.

    В июне 1917 года М.Ф. Бонч-Осмоловский был назначен исполняющим обязанности инспектора Симбирской городской милиции. Его младший брат, Александр Фёдорович Бонч-Осмоловский, возглавлял милицию всей Симбирской губернии. С валом преступности братьям сладить не удалось. Анекдот, но в ночь на 12 сентября 1917 года из квартиры губернского инспектора милиции А.Ф. Бонч-Осмоловского в доме по Московской улице был похищен самовар стоимостью в 95 рублей! Вор так и остался неизвестен!

    Исполняющий обязанности городского инспектора милиции Михаил Фёдорович 4 января 1918 года поставил подпись на протоколе о сложении полномочий Губернским комиссаром Временного правительства Фёдором Александровичем Головинским и передаче власти Симбирскому губернскому Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

    М.Ф. Бонч-Осмоловский, кажется, не отличался крепким здоровьем. Однако ни болезни, а душевная боль, считали близкие люди, стала причиной безвременной смерти Михаила Фёдоровича 10 августа 1918 года, в пору недолгого триумфа «белых», занявших Симбирск 22 июля 1918 года. Он невероятно тяжело переживал за город и страну, за идеи, которым он искренне служил и которые «забалтывались» теперь в яростной и никчёмной политической возне.

    Его смерть воспринималась символом. Увы, уход Михаила Фёдоровича ничего не переменил в существующем драматическом раскладе. Шумные соратники эвакуировались, большевики вернулись, и место последнего покоя видного земского деятеля оказалось навсегда утраченным...

    Наверняка, много ещё интересного о жизни Бонч-Осмоловских смогут поведать нам воспоминания, книги и документы. Ибо поиск корней – дело увлекательное и почти бесконечное.

    Иван Сивопляс



    Опубликовано: 21.08.2010 21:58:51
    Обновлено: 21.08.2010 22:02:56
    Редакция журнала «Мономах»


      

    Главная страница | Архив номеров | Подписка | Обратная связь | Карта сайта

    Работает «Публикатор 1.7» © 2004-2018 СИСАДМИНОВ.НЕТ | © 2004-2018 Редакция журнала «Мономах» +7 (8422) 30-17-70