Ульяновский литературно-краеведческий журнал «Мономах» Ульяновский литературно-краеведческий журнал «Мономах»

RSS-лента Главная страница | Архив номеров | Подписка | Обратная связь | Карта сайта

Поиск по сайту
Найти:
Описание языка запросов »

Журнал
Архив номеров, Подписка и распространение, Авторам, Свежий номер, ...

Публикации
Персоналии, Алфавитный указатель статей, Алфавитный каталог по авторам, ...

Коллектив
Контакты, Учредители, Редакционный совет, Сотрудники, ...




Ссылки
  • Детский познавательный журнал «Симбик»
  • Государственный историко-мемориальный заповедник «Родина В.И. Ленина»
  • «Народная газета»
  • Ульяновский государственный технический университет
  • Группа свободных системных администраторов


  • Rambler's Top100 Rambler's Top100
         
       
    Заметили ошибку?
    Жмите на кнопку »
      
    Версия для печати

    Рекомендовать другу »
    №3(54)-2008 « Электронная версия «

    Александр Большаков (Из цикла «Посвящение»)

    B.C. Высоцкому

    Пальцы, струны, в крике хриплом

    Боль расстрелянных волков,

    След глубокий в снеге рыхлом,

    А в лицо – оскал клыков.

    Загнанный и зверь опасен,

    Под агонию прыжка

    Был расставленным напрасно

    Символ красного флажка.

    Бег по кругу, хлопья пены

    С привередливых коней

    И бугром на шее вены,

    Порван парус в ритме дней.

    Чёрный свитер и гвоздики,

    И ненужность в паспорт виз,

    А Хлопуши голос криком

    Над Таганкой рвётся ввысь.

    Пальцы сжали гриф гитары,

    И не крик уже, а стон,

    В обнажённый нерв ударил

    Из окна магнитофон.

    Рань июльского рассвета,

    Знать, судьба всегда права,

    Гибель русского поэта

    В этой жизни не нова.

    С.А. Есенину

    Говорят, рождён в рубашке,

    Синий взгляд наискосок,

    Жил взахлёб и нараспашку,

    По-другому жить не мог.

    Поэтическая сила,

    Буйство сумасшедших рифм,

    По-рязански жил красивым,

    По-московски – озорным.

    В образе, до боли сжатом,

    Жеребёнок-дуралей,

    Словно жёрдочка мышатам –

    Ветка вербы на столе.

    Кисти рук, как на изломе,

    Голос с тихой хрипотцой,

    Чёрный кто-то бродит в доме,

    В зеркале застыл лицом.

    Слова лёгкая походка,

    И строки напев простой,

    Прогорела век короткий

    Жизнь рябиновым костром.

    Эх, Рассея, ты Рассея,

    Непонятная страна,

    Твой поэт себя повесил,

    Душу выплеснув до дна.

    В.М. Шукшину

    У калины горький привкус,

    У берёз подружек круг,

    С матерком мужицкий присказ,

    Чернозём разрезал плуг.

    Телогрейка душу греет,

    Запах кирзовых сапог

    И, как бритва, ветер бреет

    Седину колючих щёк.

    А желвак на скулах скручен,

    Не спешит народ устать

    В бочках огурцы измучить

    И на стол зимой подать.

    После стопки, как-то сразу,

    С переливом терпких слов

    Ухмыльнулась жизнь в рассказах

    Деревенских чудаков.

    В творчестве искал спасенье,

    Но талант устал от мук,

    Давит сердце битва с тенью,

    Ломит больно локти рук.

    Не случилось, как хотелось,

    Бунтаря в лицо узнать,

    Разина живой и смелой

    Роль заветную сыграть.

    По судьбе не раз подсуден,

    Мы под Богом с давних пор,

    Был убит Егор Прокудин

    И рождён мой внук Егор.

    Знаю, все когда-то будем

    Под пятой могильных плит,

    И расскажет время людям

    Кто в России не забыт.

    В.В. Маяковскому

    Господи, ну как всё трудно,

    Звёзд надрезы в темноте

    И застыли скулы студня,

    Звуки стынут в немоте.

    Помните, когда с усмешкой,

    Ваш соперник, он простей,

    Врезанной рукой помешкав,

    Раскачал мешок костей.

    Под каким портретом чистить

    Речку собственных мозгов,

    Если из страниц вдруг вычесть

    Лестницу бугристых слов.

    В чёрном дуле пистолета

    Для судьбы последний миг,

    Как загадка – жизнь поэта

    И его предсмертный крик.

    Вы ушли, где рай без края,

    А для нас с растяжкой губ

    До сих пор ноктюрн играет

    Флейта водосточных труб.

    В поле белый одуванчик,

    Мальчик в облачных штанах,

    В башмаках, большой и смачный,

    Весь запутанный в стихах.

    А.Г. Абдулову

    Грома мощные раскаты,

    Ливня свежая стена,

    На углях шипят купаты,

    И налит бокал вина.

    В чуде жил обыкновенном,

    Шпорой бил бока коня

    И ловил своё мгновенье

    В молоке рассветном дня.

    Старых улочек примета,

    Палисадников костры,

    Пробежал и не заметил

    Угловатой остроты.

    Да и кто из нас увидит

    И узнает до конца,

    Как болезнь сотрёт обиду,

    Грим с уставшего лица.

    Трудоголиком родиться

    Видно было суждено,

    Жил и верил, вдруг случится –

    Ляжет карта в казино.

    Все мы нынче, как актёры,

    Роль сыграть совсем не прочь,

    В удивительной истории

    Родилась для жизни дочь.

    А.С. Пушкину

    Вы далеко, погасли свечи

    И шелест платья Натали,

    Когда курок на Чёрной речке

    Поэта недруги взвели.

    Морошка, ягода морошка,

    Испарина и липкий пот,

    А смерть совсем не понарошку

    Скривила судорогой рот.

    И от безденежья усталость,

    И зависть – бездарей черта,

    И не достигнутой осталась

    Поэмы новой высота.

    Пройдут года, но будет вечным

    Гранит по берегу Невы,

    Поверить не могу в беспечность

    Склонённой гордой головы.

    Разлив по мостовой потоком,

    Сметая всё, нахлынет вдруг,

    И Медный всадник, взяв галопом,

    Ночной разбудит Петербург.

    Когда в наследие потомкам

    Есть поэтический кураж,

    Всегда задиристым и звонким

    Они услышат голос Ваш.




    Иллюстрации:

    Александр Большаков


    Опубликовано: 23.08.2008 00:28:27
    Обновлено: 23.08.2008 00:57:43
    Редакция журнала «Мономах»


      

    Главная страница | Архив номеров | Подписка | Обратная связь | Карта сайта

    Работает «Публикатор 1.7» © 2004-2019 СИСАДМИНОВ.НЕТ | © 2004-2019 Редакция журнала «Мономах» +7 (8422) 30-17-70